23 ноября
Краснодар
Краснодар1
Локомотив
Локомотив0
27 ноября
Краснодар
Краснодар4
Химки
Химки1
24 января
Краснодар
Краснодар1
Бунёдкор
Бунёдкор0
06 февраля 20:00
Краснодар
Краснодар
Спартак
Спартак
11 февраля 19:00
Ростов
Ростов
Краснодар
Краснодар
23 февраля 17:30
ЦСКА
ЦСКА
Краснодар
Краснодар
0
Sport24

Интервью Александра Мартыновича о Галицком, Сафонове и уходе из «Краснодара»

Александр Мартынович
Александр Мартынович — рекордсмен «Краснодара» по игровому времени за всю историю клуба, а больше матчей в зелено-черной форме провел только Юрий Газинский. Мартынович не только брал с «Краснодаром» медали, доходил до финала Кубка и участвовал в первом голе команды в групповом этапе Лиги чемпионов — Александр выступал с ним еще в Первом дивизионе.

И этим летом туда вернулся: «Краснодар» не предложил новый контракт, зато возник «Рубин». Александр Муйжнек встретился с Мартыновичем в Казани и расспросил о хайлайтах краснодарской карьеры.

«Краснодар» не предложил контракт даже на худших условиях. Но Галицкий рад видеть снова — Мартынович не прочь вернуться менеджером



Ты провел в «Краснодаре» 12 лет. Уход из клуба — боль?

— Я переживал. Хотелось закончить там карьеру.

Почему не закончил?

— Клуб начал двигаться в другом векторе. А я чувствовал в себе силы играть, нахожусь в нормальной форме.

Никакого недопонимания нет. В команде три защитника на контрактах: Сорокин (два с половиной года), Кайо (где-то так же), Алонсо (да, он уехал, но, скорее всего, зимой вернется — контракт до 2025-го). А оставлять меня в 34 года — ради чего? Есть еще куча молодых: Литвинов, Бородин — хорошее поколение. «Краснодар» поступил правильно.

Не предлагали контракт даже на минимальных условиях?

— Ни на каких. Все понимают, что весной начались финансовые трудности — но академия-то работает! Это тот момент, когда ребятам стоило дать шанс. И смотрите: тот же Литвинов выходит в каждом туре и проявляет себя. При том, что до 25 лет защитникам особенно тяжело: ответственность высокая, должен показывать себя даже больше форвардов.

Разве рядом не нужен вожак?

— «Краснодар» и так дал мне много. Хотя я выкладывался полностью — бывало, играл с травмой. Но почему мне должны были давать еще один контракт? За то, что я хороший парень? А почему я должен занимать чье-то место? Я мог остаться в клубе, предлагали должность. Но вместе с тем понимали, что мне еще интересен сам футбол.

Что Галицкий сказал на прощание?

— «Всегда рад видеть вас с Газинским в «Краснодаре». Как наиграешься — ждем».

Вернешься?

— Мне было бы интересно попробовать себя тренером или менеджером. Но больше — именно в клубной структуре. Тренерство — профессия нервная, тяжелая. Да и редко тренеры задерживаются в команде дольше, чем на пару лет. Это интересно, но всю жизнь скитаться по городам…

Весна без легионеров: почему уезжали, как себя вел Крыховяк, в чем секрет рывка с молодежью при Сторожуке. А еще — про мощь Фарке



Твоя последняя весна с «Краснодаром» — самая удивительная. Чем объяснить такой взлет без легионеров?

— Когда весной все уехали, сплотилась молодежь. Недостатки мастерства компенсировали работоспособностью, запредельным желанием. Не помню, чтобы на финише кто-то дал себе слабину. Да, везло много, но заслуженно. И это плод работы на тренировках. Если полностью отдаешься, выкладываешься, тебя вознаграждают.

Как у «Краснодара» начались проблемы с деньгами?

— Нас быстро предупредили о трудностях: «Возможно, придется подвинуться по зарплатам». Через пару дней пришел гендиректор Хашиг — назвал определенную сумму, выше которой клуб пока не платит. При этом пообещал вскоре все закрыть. Пару месяцев мы так прожили, после чего нам все выплатили. Никто вообще не переживал, что Галицкий кого-то обидит.

Как уезжали легионеры?

— Триггером стал отъезд главного тренера.

Говорили, зачинщиком был Крыховяк.

— Изнутри команды я не видел, чтобы было так. Гжегож уехал последним из иностранцев, потому что не знал, что делать: вроде как контракт, а при этом давят польская федерация, медиа. Это был тяжелый момент, и Крыховяк долго договаривался с клубом (в августе Константин Генич назвал инициатором Вандерсона. — Sport24). У Классена, Кабелла заканчивались контракты, а у Виктора еще и жена была на сносях.

С ними понятно. Но тот же Газинский недоумевал: зачем уезжали Кайо, Рамирес, чтобы летом вернуться? Что мешало спокойно и честно доиграть сезон?

— Может, у них был разговор с руководством о финансах. Это все-таки немаловажно. Обычно как: получает легионер зарплату, покупает доллары-евро и выводит. А тут что с этими деньгами делать, даже если они придут?

Я, например, разговаривал с Ботхеймом. Уезжать он не хотел, но рассуждал: «А что мне делать?» На многих было давление из своих стран. Тяжело осуждать или говорить, как бы я поступил на их месте. Хорошим легионерам важно играть в еврокубках, быть на виду. И когда Россию исключили, это тоже повлияло. Не нужно питать иллюзий на счет того, что РПЛ много кто смотрит. Хотя мне, допустим, чемпионат России иногда интереснее, чем Италии. Он как-то ближе, много знакомых людей, своя среда. Да и «Урал» с «Нижним» иногда могут такое устроить, что вообще.

Всем в «Краснодаре» понравились сборы с Фарке.

— Присоединюсь. У него все было через мяч. Как только он пришел, загнал нас в очень маленький квадрат: «Все, играйте». А мы только из отпуска, месяц отдыхали. Бам-бум, мяч летает! Проходит время — и мы в этом квадрате мяч держим. Получаем удовольствие, тренировки интересные.

Что еще удивило?

— Совершенно другой подход к залу. Даже сами упражнения на тренажерах такие, которых мы раньше ни у кого не делали. При этом мы не выполняли какой-то совсем изнурительной беговой работы: бегали три-четыре раза за сборы. А чувствовали себя хорошо, команда играла.

«Краснодар» мог выстрелить весной. В том числе благодаря усилению. Алонсо — серьезное приобретение, чем-то похож на Ракицкого. Мало кто в чемпионате способен начинать атаки через две линии. Плюс набрал форму Вандерсон.

Воспитанники: Мартынович не понимал, почему Уткин рвался из «Краснодара», рекламировал Игнатьева «Крыльям», советовал Сперцяну дождаться вызова в сборную России



Газинский жалеет, что не выиграл с «Краснодаром» ни одного трофея. А ты?

— И я жалею. Нам было тяжело соревноваться с «Зенитом» и «Спартаком». Даже в плане трансферов. Качественный футболист готов ехать в Россию, и все понимают: «Краснодару» нужно предложить намного больше денег. Но это команда не из Питера и из Москвы, и вариант сгорает. Думаю, по трофеям у «Краснодара» все впереди. Правда, станет очень тяжело, если будут одни воспитанники.

Мечта Галицкого сыграть ими одними формально реализована. На длинной дистанции это утопия?

— Надо быть реалистом: решать чемпионские задачи со своими воспитанниками нереально. А вот попадать в призы и еврокубки при определенных раскладах — вполне. Сейчас академия начинает набирать обороты, у ребят в 23-24 года начинается расцвет. Почему нет? В течение пары лет важно удержать ключевых ребят (причем на хорошем уровне) и подпитываться новыми.

Почему это не получилось у поколения 1999 года рождения — Игнатьева, Шапи, Уткина? К ним было особенное внимание, их подводили к основе, а сейчас там никого нет. Не выдержали конкуренции?

— Помню историю с Фоминым. Он был в обойме, играл на Кубок. И проигрывал конкуренцию: в тот момент были Газинский, Широков. Мамаев. Где Дане играть? При других задачах «Краснодара» — да. И он пошел в «Уфу», получил много игрового времени и вырос. В «Краснодаре» у него не было такой возможности и, соответственно, прогресса.

С Уткиным такая же история?

— В принципе да. Я спрашивал у Дани, когда он уходил в аренду: «Что ты хочешь? В прошлом сезоне сыграл 70% матчей, 50% — в основе». Он мне: «Хочу быть игроком основного состава». — «У тебя конкурент Кабелла, которого купили за много денег, с хорошей зарплатой. Он дает результат. Мы не можем говорить, что Уткин сильнее Кабеллы — у каждого свои плюсы-минусы. Что дергаться? Оставайся». А Даня: «Нет, хочу играть».

Почему разочаровал Шапи?

— Уезжать в Турцию тоже пришлось ради игрового времени. Решение оказалось правильным. Гончаренко не мог дать гарантий места в старте. Оставаться в очередной сезон и быть на подмоге? Амбиции Шапи были шире.

Деньги пагубно повлияли на Игнатьева? Или воспитание, окружение?

— Вот за него обидно. Все при нем: удар, открывания, скорость. Очень талантливый! По манере игры похож на Кержакова. Но что-то всегда мешало.

Что?

— Не думаю, что срывало крышу из-за денег — просто такой склад характера. Он проявлялся, когда он еще не получал большую зарплату в «Краснодаре». У Вани есть нюансы в семейном плане, и где-то его понять можно.

Я пробовал ставить его на нужный путь. Зимой звонили из «Крыльев» — я дал Игнатьеву такую рекламу! Говорю ему: «Вань, это твой шанс. Ты должен приехать и себя проявить». Штаб Осинькина в него верил. Ваня кивал: «Да-да-да, Саша, я на полном серьезе». Но, как и прежде, в Самаре были моменты, из-за которых у него не срослось.

У нынешней молодежи «Краснодара» может пойти по-другому?

— И пойдет. Сергей Николаевич еще до всех событий говорил: зачем нам везти легионера, когда у нас есть Черников? Я говорил про Фомина — в отличие от него, у Саши есть игровая практика, и он может прогрессировать в «Краснодаре». Черников молодец: делал свое дело и ждал своего шанса. «Я железный игрок основы, можно успокоиться» — такого у Сани не было. И копытом не бил в «Краснодаре-2» со словами «отпускайте, хочу играть» — делал свое дело, провел там много времени.

Или Эдик Сперцян. Талант, у него есть все качества. И в Европе может играть. И с мячом хорош, и обвести может — очень силен.

Пригодился бы сборной России? Это упущение РФС?

— Конечно, пригодился бы. Расскажу инсайд. Сперцяна почему-то не вызывали в молодежную сборную. И это было странно: на тренировках он прекрасно выглядел. Да, где-то не хватало мяса: маленький, щуплый был. Но видно было: растет.

Сборы в Испании, ужинаем в ресторане. Ко мне подходит Эдик: «Саша, что делать? Меня зовут в сборную Армении». Я говорю: «Потерпи, тебя обязательно вызовут в сборную России. Вижу ведь, как все идет». Он в ответ: «Как? Меня даже в молодежку не вызывают, я там не нужен». — «Полгода-год, и все станет на свои места. Хочешь играть на больших турнирах — надо выбрать Россию. Правда, играя за сборную Армении, ты быстрее попадешься на глаза».

Сперцян — главный кандидат в «Краснодаре» на отъезд в Европу?

— Сергей Николаевич сейчас хочет по максимуму сохранить ребят в команде. Писали, что Эдик получал предложения из других чемпионатов. Но этот год он точно остается здесь. А дальше? Он имеет армянский паспорт, играет за сборную. Учитывая, как все сложилось, у Эдика больше шансов уехать. Ведь ребята из России сейчас персоны нон-грата. Лишний раз в Европе не хотят рисковать. Может, и нравится им кто-то из русских, и подходит, но…

Ты мог уехать из «Краснодара» за границу?

— В Грецию.

Почему не уехал?

— Не считаю, что чемпионат Греции сильнее чемпионата России.

Ты когда-нибудь ощущал себя легионером в РПЛ?

— Никогда. Мне всегда было максимально комфортно в России. Когда я приехал в «Краснодар», почти вся команда говорила по-русски. В чем я должен был считать себя легионером? У России и Беларуси — общий язык, нет границ. Почему в Евросоюзе ты не считаешься легионером, если ты, итальянец, играешь в Испании?

«Рубин»: смущала Первая лига, подтрунивания и атмосфера у Слуцкого, Дзюба < Смолов



В РПЛ колоссальный дефицит центральных защитников. Ты мог остаться в Премьер-лиге?

— Рассматривал некоторые варианты. Кто-то из клубов намекал на мой возраст. Плюс я у Гончаренко наигрывался, должен был войти в состав, но в последний день на сборах получил неприятную травму: надорвалось сухожилие. Пропустил всю осень. Потом сборы, вроде все нормально. Но тут приходит февраль, а с ним — другой вектор. И в конце сезона у меня было не так много игрового времени.

Клубы мне говорили: «Подожди, сейчас мы кого-то продадим, может, тебя и возьмем». Находились причины: «Надо разобраться с легионерами. Не знаем, кто уедет». Я подождал недели две. Можно вернуться к Газинскому. Ему говорили так же: надо подождать, надо подождать. Он ждал, ему куча команд обещала варианты. А в итоге пустота (Газинский тренировался с ЦСКА, а в итоге перешел в «Урал». — Sport24).

И тут у меня возникает вариант с «Рубином». Мне говорят: «Саша, мы тебя ждем, ты нам нужен». Это конкретика, она подкупила. Немножечко смущало, конечно, что Первая лига.

И все же ты согласился. Что повлияло?

— Поразмыслил надо всем. Хотел играть. У меня амбиции. В командах Премьер-лиги я мог быть для обоймы, чтобы помочь молодым ребятам. А «Рубин», на мой взгляд, не команда Первой лиги. По условиям, по инфраструктуре, по ожиданиям. Это не ФНЛ, по всем вводным нам место в Премьер-лиге. Осталось доказать это на поле. Хочется верить, что все текущее временно, и вернется стабильность, которая тут всегда была, вернется. Такой город, условия.

Первые впечатления от Слуцкого и команды?

— Слуцкий правильно сказал: команда новая. Проведя месяц на сборе, начав сезон, понимаешь: работы еще очень много. Хочется больше уверенности, надежности, запаса.

А сейчас его нет? С таким составом?

— Я о сыгранности. Между собой до первого тура практически никто не играл. Самошников не соприкасался с Фамейе, Кабутов — с Бакаевым, я — с Грицаенко. Вообще нет связей. Чистый лист. И быстро его не заполнить. В этом есть тревога.

Понятно, если взять состав, то у «Рубина» конкурентов нет. Но это на бумаге ты можешь быть сильнее, а на деле?

Все-таки про Слуцкого. Чем он уже успел запомниться?

— Атмосфера в команде хорошая. Слуцкий старается всегда кого-то подтрунить. Меня не трогает — а вот ребят! Хотя я парень с чувством юмора, нормально к этому отношусь. У меня точно нет проблем с самоиронией.

Когда Дзюба приезжал, они вообще друг с друга кайфовали. Могли в общем чате подтравить друг друга.

Каким был Дзюба на тренировках «Рубина»?

— Подсказывал молодым ребятам. Неудивительно с его опытом: и Лига чемпионов, и сборная. Поднимал общекомандный уровень.

У Дзюбы есть талант, определенные преимущества. Не было скорости, но он играл на других качествах. И они остались. Они долго были востребованы у Артема в «Зените», поэтому с ним переподписывали контракт. Сейчас там решили играть по-другому. Только по этой причине Дзюбу не продлили. Может, по условиям не договорились. А так возьмите его статистику: довольно неплохая.

Дзюба сейчас лучший нападающий России?

— Наверное, нет. Мне по игре нравятся нападающие другого плана. Более техничные. Как Федя Смолов.

А Сафонов — сильнейший на своей позиции в России?

— Однозначно. Смотрели игру с «Факелом»? Что он там вытворял!

Какие качества выделяешь в Матвее?

— Уверенность в себе. Знает, что может. Допускает ошибки, но допускает уверенно. И это в своем молодом возрасте. Особо не переживает. У него характер именно что вратаря. Что-то отчебучит на тренировке — и ладно: извинится и едет дальше. Мы бегаем до потери пульса, рубимся — Мотя же легко все переживает. Большой плюс. На него не повлияли ошибки, срывы. Ну, были и были. Все ошибаются. Сафонов это в голову не берет, думает о следующей игре.

Каким видишь его будущее?

— В принципе, это уже звезда российского чемпионата. В Европе же будет легионером. Вратарскую позицию редко делают легионерской. Только это может помешать Моте заиграть в Европе. А что он может сделать это в топ-клубах — бесспорно.

Ты бы поставил в свою команду Сафонова, не Акинфеева?

— Я — да.

Мусаев еще поработает в РПЛ, Кононов ругался (когда в «Краснодаре» были Широков и Мамаев), что мешает Гончаренко



В «Краснодаре» тебе помешали травмы?

— Тяжелых у меня не было. Случалось всякое, какие-то надрывы, но это неотъемлемая часть карьеры.

Имею в виду медицинскую службу в «Краснодаре», восстановление. В какие-то моменты травмы шли волнами.

— Да там восстанавливаться всех чуть ли не из-под палки загоняли.

Ого.

— Пока все не восстановятся, не пройдут все процедуры, никто никуда не уезжал. Тебя постоянно нет дома, приехал с выезда, скоро еврокубки, хочется быстрее домой. Но в «Краснодаре» к восстановлению относились очень внимательно. Ставили плюсики, посетил ты определенную процедуру. После игры ты должен обязательно посетить пять разных процедур. Не посетишь — прилетал штраф.

Давай о тренерах «Краснодара», ты застал чуть ли не всех. Мусаев еще будет работать в России на высоком уровне кроме «Краснодара»?

— Думаю, да. Он молодец в том плане, что он учится, хочет развиваться. Мне было интересно с ним сотрудничать. У Мусаева интересный тренировочный процесс. Пытался где-то от кого-то почерпнуть. Все знают, что он хотел ездить на стажировки, но Сергей Николаевич ему не разрешал: «Хочу, чтобы было как видишь ты, а не кто-то». Мусаев развивается. Хочется верить, что у него получится.

Почему у Кононова не получилось в «Спартаке» так, как в «Краснодаре»?

— Команда играет в зависимости от подбора игроков. Играют твои футболисты в короткий-средний пас, отдают в ногу — можно реализовывать свои идеи. Не получится просто взять и перенести философию.

Помнишь Кононова излишне мягким?

— Бывало и ругался. Тогда в «Краснодаре» были и Рома Широков, и Паша Мамаев. Люди со специфическим характером. Не скажу, что он сильно мягкий. Ты ведешь к тому, что у него не получилось в «Спартаке», потому что он мягкий?

Есть такая версия: не справился с давлением, не выстроил отношения.

— Отношения он выстраивал так же, как и везде. Это вопрос профессионализма. Тренер не должен подстраивать себя к команде — наоборот. Кононова пригласили, потому что знали его качества, что он может. Если предлагает какие-то моменты, а команда говорит «мы это делать не будем» — наверное, это вопрос к ней, к профессионализму ребят, с кем он работал.

Как оценишь уровень Гончаренко?

— Никто не поспорит: очень хороший специалист. Был всегда востребован. Но у него есть такая черта: я главный тренер, и я решаю. Наверное, в каких-то клубах у него не получается именно из-за этого. Как он видит — так и должно быть, потому что главный тренер отвечает за результат. Наверное, в этом есть правда.

Твой сильнейший партнер в «Краснодаре»?

— Из центральных защитников — бесспорно, Гранквист. У него было все: харизма, начало атаки. Вне поля, кстати, Андреас обожал нарды: стояла очередь в игре на вылет, чтобы дождаться, пока он закончит.

Еще бы выделил Вандерсона — второго, Масиела. Всегда импонировал. Скорость, техника. Складывалось впечатление, что с мячом бежит быстрее, чем без.

На Кайо хотелось накричать? До прошлого сезона было много ошибок.

— Моменты, когда от его действий хотелось орать, видны в фильме про «Краснодар».

Но отмечу положительное: Кайо очень силен в отборе, цепок, быстр. И до того играл в опорной зоне. Там можно было себе позволить обыгрыши: сзади страховали. Когда Мусаев поменял Кайо позицию, он очень здорово сыграл в паре с Егором Сорокиным со «Спартаком». Затем еще игра. Все увидели его качества.

В осенней части прошлого сезона Кайо смотрелся просто здорово. Это был из лучших защитников лиги. Видно было: набрал форму. Гончаренко его хорошо погонял — Кайо где-то ленивый парень. Прошло время, и он перестал вступать в авантюрные моменты — так подтянулся уровень.

Галицкий: хозяин — барин, вертолет, советы команде



Как охарактеризуешь Галицкого одним словом?

— Простой. Удивительно простой при своем статусе. Общается с футболистами на равных, делится своим видением. Не смотрит свысока, хотя можно было бы себе позволить. Интересуется, вникает.

И дает советы по игре?

— Да, часто давал. Объяснял, как, по его мнению, нужно поступить. И некоторые моменты были по делу.

Но не все?

— Некоторые советы я принимал в режиме: «я услышал, спасибо». В футболе это тяжело реализовать.

Например?

— Допустим, выбивает мяч вратарь на нашу половину, и Галицкий предлагает: «Ребят, чего вы его головой обратно выносите? Примите!» А мяч летит на большой скорости, ты под давлением, принять тяжело. Я говорю: «Это большой риск привезти гол». — «Так вы и так его привезете. Какая разница? А так попробуете сохранить».

Не оспаривая величия Галицкого — о нем говорят как о человеке, который излишне влезает в дела людей на своих позициях.

— Хозяин — барин. Он платит деньги. Хочет видеть так. И вправе спрашивать.

Наверное, кто-то думает, что так не должно быть. Но это личные деньги человека, которые он заработал. Тратит, как считает нужным. Будь эти деньги бюджетными — тогда да.

На вертолете Галицкого не катался?

— На вертолете катались только легионеры. Например, когда приехал Берг, его сразу взяли на вертолет.

Отчасти вертолет — необходимость: Краснодар перенасыщен машинами, передвигаться сложно. Офис Галицкого в районе стадиона, а ему надо добраться до базы, где мы тренируемся — час на машине ехать. Вот в Казани пробок нет — кайф после Краснодара. Да и вообще шикарный город. Входит в топ-5 в России.

А Краснодар в эту пятерку входит?

— Нууу, наверное, да. Город очень необычный. У меня в Краснодаре дом, планирую там жить по завершении карьеры. Там есть плюсы, которых лишены другие города России. Первый — погода. Второй — близость моря и гор, все рядом. И, может, мне повезло, но попадались хорошие люди. Из первых знакомых до сих пор общаюсь с Игорем Пикущаком, Андреем Михеевым, одной из легенд «Краснодара» Колей Марковым.

В Краснодаре легионерам почти нечем заняться — это становилось проблемой?

— Конечно. В Москве и Питере свои комьюнити. Плюс к нам приезжают семейные люди. И для них бывает сложно, например, из-за того, что в Краснодаре нет международных школ. В Казани есть, в Москве есть, в Питере есть. Тот же Гранквист почему уехал? Ему предлагали шикарные условия. Но у него же жена ждала ребенка, а старшей дочке нужно было в сад. Вернулся домой ради семьи.

Похожее касается других легионеров — ты постоянно в разъездах, а что делать второй половине в Краснодаре? Там мало кто говорит на английском. Это не столица и не мегаполис. Жены на постоянно мужей давят, это существенный момент.

***



Тебя обожал снимать в тренажерке фотограф «Краснодара»: «Настоящая машина. Проработаны все мышцы». Ты всегда был качком?

— Нет, поначалу был дрищем, ха-ха. Сухим таким. Но понимал еще в молодом возрасте: надо наращивать мышцы. В 18 лет начал ходить в зал, постоянно заниматься. До тренировок, после. И сейчас стараюсь это поддерживать, потому что надо оставаться в тонусе. Я на контакте с тренером по физподготовке из Краснодара. Получается совмещать эту работу с игровой.

Тренеры в клубах это воспринимают по-разному.

— У Слуцкого на сборе зала вообще не было. Для меня это немножко в новинку. А, например, при Фарке как? Завтра игра — а мы в зале.

Сейчас у «Рубина» есть командный зал, на следующий день после выходного.

«Рубин» креативно представил тебя — «Наш, и точка». Фаст-фуд — зло для спортсмена?

— Бургер сейчас в каждом втором ресторане можно заказать. Нормальная говяжья котлета, что такого?

Но в последнее время я больше по спортивному питанию. Раньше оно вообще все переваривалось. Теперь стал постарше, понимаю: не буду следить за собой — пара килограмм прибавится.

Чего ты хочешь добиться в карьере? Чего в ней не хватает?

— Повторю: хочется трофеев. Прекрасно понимаю: будет тяжеловато. Но начать можно с чемпионства в ФНЛ!
0
0
добавил: admin
А также читайте
Комментарии0
Ваш комментарий будет первым!
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь